Секрет финской винной революции

Секрет финской винной революции

Когда Дэвид Коэн и его жена Паола переехали в Финляндию из Массачусетса в 2008 году, они были виноделами-любителями. Они решили запустить небольшой загородный виноградник в качестве побочного проекта.

Их первая большая проблема? Учимся делать вино из ягод из-за жестких правил производства виноградного вина в Финляндии.

До того, как Финляндия присоединилась к Европейскому союзу (ЕС) в 1995 году, здесь было небольшое количество местных виноградников, производящих ягодные и виноградные вина. Но во время переговоров с ЕС министрам был предоставлен выбор: Финляндия может быть либо арктической страной, собирающей энергетические субсидии для отопления домов, либо винодельческой страной, которая получает различные субсидии.

Правила ЕС диктовали, что невозможно быть и тем, и другим. Отчасти бюрократическая и отчасти дипломатическая, эта позиция также была направлена на то, чтобы избежать разрыва с традиционными винодельческими странами, такими как Франция и Италия, чья винодельческая промышленность в значительной степени субсидируется ЕС.

 


Итак, Финляндия отказалась от права производить и продавать так называемое «вино» из отечественного винограда. Вместо этого оно должно быть помечено как «слабый алкогольный напиток, ферментированный из винограда». Тем не менее, его производят немногие.

После этих переговоров с ЕС любой человек стал законно собирать ягоды, обильно произрастающие в Финляндии, что вдохновило многих финнов на производство вина из собранных ими фруктов. Но большая часть того, что было произведено, местные жители считали непригодным для питья. Как следствие, финское ягодное вино быстро приобрело негативный имидж.

«Это был бум и спад», — говорит Дэвид о указе ЕС. «Это убило индустрию».

Не испугавшись, Коэны потратили несколько лет на то, чтобы выяснить, как делать вино из морошки, брусники, черники, малины и облепихи. В 2014 году они основали винодельню Ainoa Winery, расположенную менее чем в 90 минутах езды к северу от Хельсинки. Они используют «метод красного вина» для извлечения аромата из кожуры фруктов, что, по словам Дэвида Коэна, отличается от других финских фруктовых виноделов, которые, по его мнению, производят вино без контакта с кожицей.

Но продавать финское ягодное вино оказалось сложнее, чем его производить. Паола брала его с собой в рестораны по всей Финляндии, но как только рестораторы узнали, что он местный, они отказались его пробовать.

 


Хайди Мякинен, сомелье и мастер вина, впервые познакомилась с Ainoa на винной выставке 2016 года в Хельсинки.

«Когда я попробовал продукт, он был интенсивным», — говорит Мякинен. «Вкусы были чистыми, что связано с методом мацерации. Итак, если написано «морошка», значит, на вкус она как морошка. Многие другие вина были очень полыми по своей структуре и не имели вкуса продуктов, из которых они были сделаны. Вы определенно можете попробовать что-то необычное в бокале».

Благодаря исключительной настойчивости и сарафанному радио Коэнам удалось уговорить нескольких сомелье попробовать их вино. Поворотный момент, по словам Дэвида, наступил в 2017 году, когда малиновое вино Ainoa завоевало не только золото, но и высшую награду Vinalies Trophy, присуждаемую французскими энологами. Это было первое ягодное вино и первое скандинавское вино, выигравшее конкурс.

 


«После того, как мы получили эту награду, престижные финские рестораны подкупили нас, — говорит он. «В 2017 году список клиентов нашего ресторана соответствовал списку Michelin для Финляндии».

С тех пор организация присудила еще пять золотых медалей ягодным винам, все из Айноа. Винодельня Коэнов может похвастаться 13 наградами, в том числе несколькими из северной Калифорнии. Сейчас они производят 12 ягодных вин.

«Мы устроили революцию, но от этого выиграли не только мы, — говорит Дэвид. «Теперь существует целая индустрия с 25 коммерческими виноградниками, и общественное восприятие того, что возможно, изменилось».

Коэны вдохновили многих виноделов, в том числе Кайсу Ауэр, которая в 2018 году перешла во владение небольшим семейным виноградником Teiskon Viini.

 


«Что изменилось, когда к нам присоединился Дэвид, так это то, что у него появилось более четкое представление о том, как вывозить вина за пределы Финляндии на соревнования, и это помогло сделать наши вина известными за границей, а также дома», — говорит Ауэр.

В 2018 году Финская ассоциация культуры питания официально наградила Коэнов за значительный вклад в развитие финской культуры питания.

Эти похвалы сочетаются с культурными сдвигами, направленными на создание спроса на отечественное вино, даже несмотря на то, что цены на него выше, чем на импортные бутылки.

«Финны становятся более предприимчивыми, — говорит Ауэр. «Как правило, такого не было. Я видела эти изменения за последние 15 лет».

 


Виноделие также более экспериментально. Аско Рюйнянен присоединился к Hermannin Viinitila, одному из старейших виноградников Финляндии, в 2015 году в качестве директора по производству. Он принадлежит к новому поколению, использующему более экспериментальный подход.

«Старые ребята уходят на пенсию, а новые пытаются что-то изменить», — говорит Рюйнянен.

Раньше, говорит он, финское вино было домотканым. «Теперь все намного профессиональнее. Мы не хотим больше говорить о ягодных винах. Мы хотим поговорить об арктических винах. Мы используем все, что есть в лесу, в том числе еловые ветки. Айноа сделала это, и мы тоже планируем это сделать».

Вам будет интересно

18+
ДЛЯ ДОСТУПА НА САЙТ
НЕОБХОДИМО ПОДТВЕРДИТЬ ВОЗРАСТ
Сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста. Сведения, размещенные на сайте, носят исключительно информационный характер и предназначены только для личного использования.
Подтвердить возраст