Грузинский винодел Кето Нинидзе – журналист, активист и пионер винного туризма

Грузинский винодел Кето Нинидзе – журналист, активист и пионер винного туризма

Одна из старейших винодельческих стран мира, Грузия в значительной степени опирается на традиции. Обычно мужчины делают вино, а их жены наливают и подают еду, даже не будучи представленными. Но Кето Нинидзе оставила свой след в винной индустрии здесь, а также в большом винном мире.

Помимо того, что она разрушает границы, просто производя вино, она привлекает внимание к женщинам и домашнему насилию с помощью противоречивых винных этикеток, на которых изображены обнаженные женщины. Бывшая журналистка, она является соавтором книги «Революция мягкого брожения: женщины в грузинском винном бизнесе» и была пионером винного туризма в грузинском регионе Самегрело.

 

Почему вы захотели стать виноделом?

Я окончила Тбилисский государственный университет по специальности филолог и много лет работала исследователем грузинской литературы. Когда мой муж начал свой винный бизнес, я тоже очень интересовалась вином, но у меня было ощущение, что я не могу войти в это волшебное пространство, не могу обрести легитимность, потому что у меня нет образования, нет семейных традиций, как у всех в Грузии, и я была женщиной.

Так случилось, что Грузинский винный клуб попросил меня написать о вине. В том же году, после тяжелых, интенсивных исследований и писательского опыта, я решила поэкспериментировать со своим собственным вином Oda Naked Ojaleshi.

«Моя винодельня была одной из пионеров новой волны в Самегрело, которая внесла свой вклад в популяризацию местного винограда», – говорит Кето Нинидзе.

 

Чем вы гордитесь больше всего?

Регион Самегрело в Западной Грузии, где мы живем, когда-то имел великие традиции виноделия. К сожалению, он был забыт с 19 века, когда его виноградники поразили грибковые заболевания, а затем, в советское время, государство решило, что виноградники в Самегрело будут большой головной болью для их крупной промышленности.

В результате практика виноделия потеряла биоразнообразие наших местных лоз, из которых было 55 местных региональных сортов. Самегрело, как винодельческий регион, практически исчез с винной карты.

Моя винодельня Ода была одним из пионеров новой волны в Самегрело, которая внесла свой вклад в популяризацию местного винограда и Самегрело как винодельческого и винно-туристического региона Грузии.

 

Какой был самый неожиданный опыт или встреча, которую вы пережили как женщина-винодел?

Я глубоко понимаю, что управлять семейной винодельней в такой консервативной культуре, как Грузия, где и семья, и вино основываются на патриархальных ценностных структурах, совсем непростая работа.

Но с другой стороны… некоторые сексистские установки — например, когда говорят, что вино, сделанное женщинами, не достойно питья, или что мужчины должны ограничивать женщинам вход в винодельню или [только пусть] моют квеври, или мы одни лишь экзотические маркетинговые проекты наших мужей, отцов или братьев — меня, как человека, всегда удивляют.

 

Что бы вы посоветовали тем, кто хочет заняться винным бизнесом?

Я бы посоветовала им слушать природу. В вине нет большей ценности, чем природа, и в противостоянии природы и культуры последняя всегда терпит неудачу. Таким образом, мы должны превратить эти отношения в сотрудничество, а не в потребление. Самое сложное — найти грань между ними, но главная цель каждого плодовода — найти именно эту точку.

Вам будет интересно

18+
ДЛЯ ДОСТУПА НА САЙТ
НЕОБХОДИМО ПОДТВЕРДИТЬ ВОЗРАСТ
Сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста. Сведения, размещенные на сайте, носят исключительно информационный характер и предназначены только для личного использования.
Подтвердить возраст